show episodes
 
«Что случилось» — новостной подкаст «Медузы». Это вечернее шоу, которое выходит каждый день, кроме выходных. Мы не пытаемся рассказывать обо всех событиях дня. Каждый выпуск посвящен одной теме, которая еще долго будет влиять на нашу жизнь. Ведущий — журналист Владислав Горин.
 
Это подкаст-игра, каждый слушатель которого становится детективом. Эпизоды подкаста посвящены реальным преступлениям, загадочным и хитроумным. Двигаясь от улики к улике, слушатель в реальном времени проходит весь путь, который когда-то прошел настоящий следователь.
 
Loading …
show series
 
За последний месяц три известных адвоката были лишены своего статуса. Подобное часто случается? Как устроена система адвокатуры в России. Рассказывает исследователь Екатерина Ходжаева.Медуза / Meduza
 
Мы поговорили с главным редактором Carnegie.ru Александром Бауновым об исламистах и о том, как политики (включая Эрдогана и Кадырова) используют радикальную волну для расширения собственного влияния.Медуза / Meduza
 
В Выборге убит бизнесмен и местный депутат Александр Петров. Как он был связан с участниками криминальных войн 1990-х? И что стало с другими героями бандитского Петербурга? Рассказывает свидетель тех событий, журналист Евгений Вышенков.Медуза / Meduza
 
Через неделю в США пройдут выборы президента. По опросам лидирует демократ Джо Байден. Но совсем не факт, что он победит. И даже после голосования борьба может продолжиться. Что там вообще происходит?Медуза / Meduza
 
Украинские местные выборы прошли неудачно для партии «Слуга народа». Она не получила большинства ни в одном из собраний. Журналист Константин Скоркин о том, почему это, скорее всего, станет закатом политической карьеры Владимира Зеленского.Медуза / Meduza
 
В Польше фактически запретили аборты. Уже несколько лет страной правят консерваторы, которые сделали государство европейским чемпионом по традиционализму. Их историю рассказывает полонист Станислав Кувалдин.Медуза / Meduza
 
Умер протоиерей Димитрий Смирнов. Он был известным проповедником и выступал с консервативных позиций. Его историю рассказывает журналистка Ксения Лученко.Медуза / Meduza
 
Сергей Собянин уже 10 лет является мэром Москвы. За это время в городе случилось масштабное благоустройство и обновление транспорта, появился бюджетный IT-сектор, стартовала реновация. Кто на этом всем заработал? Рассказывает журналист Иван Голунов.Медуза / Meduza
 
Госдума хочет запретить судьям Конституционного суда публиковать свои особые мнения. Это еще один способ лишить независимости некогда достаточно независимый орган власти? О том, как сокращалась судейская независимость, — ученый-юрист Илья Шаблинский.Медуза / Meduza
 
Под Парижем убит учитель истории, который на уроке показывал карикатуры, изображавшие Мухаммеда. В нападении обвиняют 18-летнего этнического чеченца. И это далеко не первый исламист-иммигрант. Как устроена система интеграции во Франции?Медуза / Meduza
 
В Нидерландах правительство разрешит эвтаназию для неизлечимых детей всех возрастов. В России это запрещено даже для взрослых пациентов. И тут не только вопрос законодательства. О различиях в ценностях россиян и европейцев — социолог Максим Руднев.Медуза / Meduza
 
Руководитель проекта «Яндекс.Браузер» Роман Иванов — один из тех, кто оплатил лечение Алексея Навального в Берлине. Кто он такой и зачем это сделал? Рассказывает сам Роман Иванов.Медуза / Meduza
 
Из-за пандемии коронавируса в России образовался дефицит рабочих рук, потому что многие трудовые мигранты вернулись домой. Исследовательница рынка труда Ирина Денисова — о том, как это небывалое в новейшей истории России явление скажется на экономике.Медуза / Meduza
 
18-летний Данил Монахов убил несколько человек в Нижегородской области. Два года назад он обещал устроить стрельбу в своей школе. Разве после керченского шутинга и других подобных нападений в России не создана система для их предотвращения?Медуза / Meduza
 
Александр Лукашенко, несмотря на мощные протесты, удержался у власти в Беларуси. Сейчас он обещает политические реформы и изменение Конституции. Это начало процесса передачи власти или он просто тянет время и ждет угасания недовольства?Медуза / Meduza
 
В Аргентине одобрили промышленное выращивание генно-модифицированного сорта пшеницы. Судя по всему, без ГМО-технологий скоро вообще нельзя будет обойтись — в первую очередь из-за изменения климата на планете. Но в России их использование запрещено.Медуза / Meduza
 
В России растут цены на жилье, несмотря на экономический кризис. Из-за низких кредитных ставок квартиры покупают те, кто раньше не мог себе этого позволить. Не похоже ли это на пузырь? Отвечает аналитик рынка недвижимости Михаил Хорьков.Медуза / Meduza
 
В Киргизии на выборах в парламент победили провластные партии. Оппозиция посчитала голосование нечестным и очень быстро добилась отмены результатов.Основатель киргизского издания «Клооп» Бектур Искендер — о неожиданно начавшейся революции.Медуза / Meduza
 
Алексей Навальный может вернуться в Россию в ближайшие два-три месяца. После отравления он, по сути, стал главным соперником Владимира Путина. О противодействии со стороны властей, которое встретит Навальный, — политолог Владимир Гельман.Медуза / Meduza
 
Два года назад Никол Пашинян пришел к власти в Армении в результате революции. Он обещал провести в стране реформы, а также изменить ее внешнеполитический курс. Что происходило в стране с 2018 года и до начала нынешнего конфликта с Азербайджаном?Медуза / Meduza
 
ФСИН хочет потратить три миллиарда рублей на борьбу с тюремными колл-центрами. Как устроен этот подпольный бизнес? Откуда у мошенников личные данные тех, кому они звонят? Почему с этой индустрией много лет почти не борются?Медуза / Meduza
 
Россия вступила в войну в Сирии ровно пять лет назад. Чего добилась Москва за это время? Зачем там остаются российские военные, если заявляется, что террористы разгромлены?Медуза / Meduza
 
В США прошли первые дебаты между Дональдом Трампом и Джо Байденом. И в теории шансов больше у соперника действующего президента. На практике все сложнее. Четыре года назад тоже казалось, что Трампу не победить. Но он сделал это.Медуза / Meduza
 
В России, как и почти во всем мире, вторая волна коронавируса. Но есть страны, которым удалось ее избежать. Как у них это получилось? Что должны делать власти, чтобы остановить рост заболеваемости? Объясняет научный редактор «Медузы» Александр Ершов.Медуза / Meduza
 
В Нагорном Карабахе вновь обострение конфликта. Армения и Азербайджан сообщают о раненых и погибших. Если будет полномасштабная война, у какой из сторон военное преимущество? Почему из-за этой войны в сложном положении может оказаться Россия?Медуза / Meduza
 
«Белорусские киберпартизаны» — группа хакеров, которые взламывают сайты госорганов и деанонимизируют силовиков в Беларуси. Кто они такие? И почему это не просто странный казус, а важный политический феномен?Медуза / Meduza
 
«Яндекс» и «Тинькофф банк» объявили о слиянии. А Сбербанк презентовал свою (обновленную и расширенную) систему сервисов. Как два российских IT-гиганта сотрудничали? И какой будет их битва за рынок?Медуза / Meduza
 
В СМИ утекли данные американского бюро, которое борется с подозрительными банковскими транзакциями. В них есть и операции россиян: бизнесменов, компаний, чиновников. Что известно из этих данных? Объясняет журналистка Алеся Мароховская.Медуза / Meduza
 
В Красноярском крае задержали основателя «Церкви последнего завета» Виссариона и его ближайших последователей. Их обвиняют в применении «психологического насилия». Религиовед Константин Михайлов — об истории общины и отношении властей к таким движениям.Медуза / Meduza
 
На фоне коронакризиса правительство сокращает бюджет и повышает налоги. И при этом обещает уже в 2021 году рост экономики и увеличение доходов граждан. Разве это возможно? Отвечает экономист, ректор РЭШ Рубен Ениколопов.Медуза / Meduza
 
Писатель Саша Филипенко — белорус, один из его романов посвящен минским протестам десятилетней давности. Филипенко объясняет, почему (на его взгляд) Александр Лукашенко уже фактически проиграл оппозиции и покинет пост в течение года.Медуза / Meduza
 
Неонациста Максима Марцинкевича нашли мертвым в тюремной камере. Почему многие не верят в версию о самоубийстве? И почему его смерть — это, скорее всего, не политический акт, а проявление жестокости, практикуемой в российской системе наказаний?Медуза / Meduza
 
Активист Ростислав Антонов стал депутатом горсовета Новосибирска. Его поддержало «Умное голосование», хотя он выступал за поправки в Конституции и присоединение Крыма. Как это вышло?Медуза / Meduza
 
Отравление Алексея Навального привело к кризису отношений между Россией и самой дружественной ей западной страной — Германией. Почему сотрудничество оказалось свернутым именно сейчас? Обсуждаем с немецким политологом Фолькером Вайкселем.Медуза / Meduza
 
В России прошел единый день голосования. В большинстве округов победили провластные кандидаты. То есть это победа Кремля? Не совсем. Обсуждаем итоги голосования со спецкором «Медузы» Андреем Перцевым и политологом Константином Гаазе.Медуза / Meduza
 
Глава Следственного комитета Александр Бастрыкин анонсировал создание в силовой структуре специального отделения — для борьбы с реабилитацией нацизма и искажением истории. Ученый Кирилл Титаев объясняет, почему это очень странная и опасная инициатива.Медуза / Meduza
 
Один из соратников Алексея Навального Леонид Волков — о ближайших выборах. Они проходят в условиях чрезвычайного давления на оппозицию. Но по их итогам сторонники Навального рассчитывают создать в стране политическую силу — конкурента единороссам.Медуза / Meduza
 
В Беларуси продолжаются мирные протесты. Разве они способны привести к смене сильного авторитарного режима? И разве Александр Лукашенко не начал выигрывать в противостоянии с оппозицией? Отвечает политолог Аркадий Дубнов.Медуза / Meduza
 
8 сентября суд вынес приговор Михаилу Ефремова. За пьяную аварию, в которой погиб водитель другой машины, Ефремов получил восемь лет колонии. Помогло ли Ефрему экстравагантное поведение его адвокатов — или только сделало еще хуже?Медуза / Meduza
 
В Перми на два года колонии осудили блогера, который устроил перформанс с куклой Путина. Силовики назвали этот процесс делом особой важности. Почему им было принципиально важно посадить активиста?Медуза / Meduza
 
Силовики могут с минимальными основаниями и без медицинских показаний поместить гражданина в психиатрическое учреждение. Как устроен этот механизм и как часто применяется? Объясняет психиатр Любовь Виноградова.Медуза / Meduza
 
Политолог и социолог Константин Гаазе в подкасте «Что случилось» — о политической реальности, в которой оказалась Россия после заявления германского канцлера Ангелы Меркель об отравлении Алексея Навального.Медуза / Meduza
 
1 сентября в России открылись школы. Кроме того, в стране уже фактически не действуют карантинные меры (включая масочно-перчаточный режим). Значит, вторая волна эпидемии неизбежна? Отвечает научный редактор «Медузы» Александр Ершов.Медуза / Meduza
 
Что может предложить Александр Лукашенко в обмен на поддержку Владимира Путина? Беларусь может потерять часть своего суверенитета? А частичное воссоздание СССР возможно? Обсуждаем с политологом Андреем Колесниковым.Медуза / Meduza
 
С 1 сентября заработает Свободный университет, созданный бывшими преподавателями ВШЭ. Как будет работать новая структура — без бюрократов, но и без кампуса? И как государство само устроило кризис в вузах? Расскажут Кирилл Мартынов и Елена Лукьянова.Медуза / Meduza
 
«ВКонтакте» будет использовать искусственный интеллект для распознавания «языка вражды» — и блокировки таких высказываний. Как устроена негосударственная цензура в интернете? Говорим с Владимиром Зыковым из ассоциации блогеров и владельцев пабликов.Медуза / Meduza
 
Сторонники Алексея Навального в сентябре примут участие в многочисленных региональных выборах. Как работают штабы Навального после отравления политика? Произошедшее может мобилизовать протестный электорат?Медуза / Meduza
 
Старейшее в мире правительство в изгнании — Рада Белорусской народной республики. Как она работает, на что влияет и почему сейчас ее позиция снова важна и актуальна? Объяснят представитель Рады БНР Алесь Чайчыц и историк Владимир Ляховский.Медуза / Meduza
 
Для слежки и противодействия политику Алексею Навальному в Кремле и силовых ведомствах создана целая система. Как она работает? И почему эта структура опасна и мало управляема? Объясняет журналист Михаил Рубин.Медуза / Meduza
 
Противостояние между Лукашенко и жителями Беларуси продолжается больше двух недель. Есть ли шанс, что он уйдет мирно — и с гарантиями безопасности для себя и семьи?Медуза / Meduza
 
Loading …

Краткое руководство

Google login Twitter login Classic login