Страх и корысть. Откуда берут лингвистов-экспертов для громких уголовных дел

30:16
 
Поделиться
 

Manage episode 252347256 series 2549852
Сделано Boris Goryachev and Медуза / Meduza и найдено благодаря Player FM и нашему сообществу. Авторские права принадлежат издателю, а не Player FM, и аудиоматериалы транслируются прямо с его сервера. Нажмите на кнопку Подписаться, чтобы следить за обновлениями через Player FM или скопируйте и вставьте ссылку на канал в другое приложение для подкастов.

Научные доказательства или словесные манипуляции? Кто и как проводит лингвистическую экспертизу в России? Почему результаты экспертиз нередко провоцируют скандалы? Может ли заказчик повлиять на мнение экспертов? И если лингвистов спрашивают об экстремизме в соцсетях — они его обязательно должны найти? А как оценивать мемы?

В третьем эпизоде второго сезона разбираемся в тонкостях лингвистической экспертизы. В гостях у Владимира Пахомова и Александра Садикова доцент кафедры стилистики русского языка журфака МГУ, эксперт Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам (ГЛЭДИС) Елена Кара-Мурза.

В выпуске:

  • «Лингвист не устанавливает, гражданин N козел или нет. Лингвист решает, есть ли в слове „козел“ признаки оскорбления». Оскорбления, экстремизм, защита чести и достоинства: с какими делами лингвисты сталкиваются чаще всего?
  • Случайные ошибки или намеренные подтасовки: насколько точными считаются результаты экспертизы и как лингвисты справляются с давлением заказчика?
  • Кто может быть лингвистом-экспертом и как регулируется экспертиза?
  • Лингвисты-защитники: как грамотная экспертиза помогает снимать с журналистов обвинения в клевете.

🎙«Розенталь и Гильденстерн» выходит по понедельникам. Подписывайтесь на подкаст в Apple Podcasts, Google Podcasts, CastBox. Также мы есть на «Букмейте», «Яндекс.Музыке» и YouTube.

70 эпизодов