Метро мужского рода, кино-фабрика через дефис, а Медуза — кличка собаки XVIII века. Как языковые корпусы помогают увидеть изменения в нашей речи

32:26
 
Поделиться
 

Manage episode 259339967 series 2549852
Сделано Boris Goryachev and Медуза / Meduza и найдено благодаря Player FM и нашему сообществу. Авторские права принадлежат издателю, а не Player FM, и аудиоматериалы транслируются прямо с его сервера. Нажмите на кнопку Подписаться, чтобы следить за обновлениями через Player FM или скопируйте и вставьте ссылку на канал в другое приложение для подкастов.

В последнем эпизоде второго сезона Александр Садиков и Владимир Пахомов выясняют, зачем лингвистам нужны корпусы текстов (или корпуса?) и что интересного там могут найти те, кто не занимается филологией профессионально: например, из корпуса можно узнать, что слово кофе в среднем роде появлялось еще у Булгакова. Также ведущие отвечают на ваши вопросы, в очередной раз оправдываются за слово помета и обещают в третьем сезоне рассказать о сексе в русском языке.

В выпуске:

  • Не библиотека для чтения, а собрание текстов для изучения: как устроены корпусы, как туда попадают тексты и откуда там записи устной речи?
  • Кофе давно среднего рода, метро сначала было мужского рода: что можно узнать из корпуса о том, как меняется русский язык? А слово подкаст уже есть в Национальном корпусе русского языка? А мат?
  • Художественная литература, журнал «Итоги», записи телефонных разговоров, указы и договоры аренды: что есть в корпусе и почему художественная ценность текста для составителей не имеет большого значения?

А также:

  • Как произносить названия зарубежных городов: почему мы говорим по-русски Саутгемптон, а Вулверхэмптон произносим близко к оригиналу? Почему оборудование хочется написать через Ы? И как правильно — «оплата по карте» или «оплата картой»?

🎙«Розенталь и Гильденстерн» выходит по понедельникам. Подписывайтесь на подкаст в Apple Podcasts, Google Podcasts, Castbox. Также мы есть на «Букмейте», «Яндекс.Музыке» и YouTube.

62 эпизодов